22:52 

sociofandom
Т1-16. М!Есенин, одинокий, разочарованный в жизни и в людях, озлобленный, почти что Бальзак, по крайней мере, такой же замкнутый и ядовитый, встречает... кого-то кто сумеет пробудить в нем фонтан эмоций и чувств... пол и ТИМ "кого-то" на усмотрение автора.

@темы: Бета, 1-ый тур, Выполненные заявки, Есенин

URL
Комментарии
2014-02-23 в 23:04 

2340 слов
Есенин (Марк)/Гексли (Дэн)


Пацан сидел на скамейке в парке. Дождь, вернее, мелкая противная осенняя морось, сыпала и сыпала с потемневшего неба. Скамейка была сырой, и потому пацан расположился на самом краешке, так, чтоб куртка была под задницей. Его длинные ноги в грубых джинсах вытянулись на самую середину блестящей от влаги дорожки. Благо, по парку сейчас никто не гулял. Ну или пацан думал, что никто не гуляет, и собирался убрать ноги, едва кого-то завидит. Он выглядел типичным крапивинским мальчиком, хорошо воспитанным, из интеллигентной семьи, – с мрачной усмешкой решил Марк, вот уже минут десять наблюдавший за пацаном из-за кустов. С веток ему за шиворот капала вода, но он не мог сделать ни шагу. Стоял и смотрел. Как дурак.

Или как маньяк.

Маньяком он себя не считал, да по сути и не был. Его просто пёрло от мальчиков-подростков в возрасте между четырнадцатью и восемнадцатью. Он нагуглил, что такое влечение называется «эфебофилия». Ну и что? Не педофилия же? Возраст согласия наступил.

Но неприятности будут, если пацан подымет шум. По нынешним временам и линчевать могут добропорядочные правильно ориентированные граждане.

Но в парке никого не было. Да он и не собирался насиловать мальчишку! Просто попробовать его… уговорить.

Уговорить, да.

Он глубоко вздохнул и подошёл к скамейке, медленно, боясь напугать пацана, хотя тот сидел спокойно, расслабленно, о чём-то задумавшись, и рассеянно вертел в руке свой мобильник. Как ни странно, не шарился в Сети, не слушал музыку, не играл в игрушки. Просто слегка подкидывал телефон в ладони.

Марк присел на дальний край скамейки, продолжая пожирать мальчишку глазами. Сейчас он мог видеть только его профиль на фоне тёмного капюшона куртки – чётким росчерком: бледная скула, чуть вздёрнутый нос, длинные тёмные ресницы опущены, из-под капюшона выбиваются светлые прядки волос, пухлые губы слегка оттопырены, будто пацан только что их прикусывал…

Боже… Начать разговор, расположить к себе, не спугнуть, только не спугнуть…

Марк почти неслышно кашлянул и неуверенно пробормотал:

– Что, телефон разрядился? Надо позвонить, что ли? Возьми мой.

Сердце у него так и ухнуло вниз, когда пацан стремительно обернулся к нему, вскинув глаза. Ухнуло и замерло где-то в области паха – горячим твёрдым комом.

Глаза, распахнувшиеся навстречу ему, светились на бледном мальчишечьем лице, словно драгоценные камни. Аквамарин, аметист, бирюза – всё не то, всё мимо кассы… ювелирного магазина… а таких ресниц он и у девчонок-то не видел!

Марк проглотил слюну, таращась в эти глазищи, словно загипнотизированный ими.

– Нет. Не надо, спасибо. Я отключил мобильник, – хрипловато и просто проговорил пацан. Вроде и не испугался совсем, слава тебе Господи, и не бухтит, не хамит, не подрывается с места.

Общается.

Общительный!

Аллилуйя.

Марк снова горячо взмолился небесам об удаче и продолжал, понимая, что надо бы отвести глаза и не пялиться так открыто. Но он просто не мог!

– Ты… что, из дому сбежал, что ли?

Пацан слегка приподнял бровь. Брови у него, как и ресницы, были тёмными, в отличие от волос.

– Нет, Не сбежал. Просто вышел… пройтись.

Глаза его мерцали в подступавшем полумраке, с губ сорвался невольный вздох.

Врёт небось, – понял Марк.

Сбежал.

Тем лучше. Психует, значит, захочет всё рассказать. Потянется к сочувствию. К теплу.

– Ты… – промямлил Марк. – Давно ты тут? Холодно же, сыро и темнеет вон уже… Пойдём, может, – он хотел сказать: «Ко мне домой», но запнулся и сказал совсем другое, более осторожное и невинное: – В кафешку зайдём. Кофейку попьём. Или чаю.

Пацан выпятил обветренные губы – всерьёз задумался. В этом было что-то такое детское, что Марк аж умилился.

– У меня нет денег, – вздохнул пацан, смущённо пожав плечом. – Не взял.

– Я угощаю! – поспешно сказал Марк.

Пацан испытующе взглянул ему в глаза – куда только детская открытость из этого взгляда делась!

Марк прямо взмок под своей кожаной курткой.

– Я… ты… – пробормотал он, машинально засовывая руки в карманы. – Это же просто чашка кофе… я тоже замёрз… что тут такого-то?

Вот идиот, – мысленно ругнул он себя. Тот, кто говорит о «таком», о «таком» и думает! Осёл, тупица…

Но пацан, секунду подумав, тряхнул головой и откинул капюшон:

– Ладно, тогда пошли, если ты тоже замёрз.

Его золотистые волосы, не очень длинные, но густые, растрепались, пухлые губы на миг дрогнули в искренней улыбке, от которой засветились глаза, и Марк вновь застыл, как зачарованный.

Господи Боже. Не спугнуть. Не спугнуть. Болтать, расспрашивать. Сочувствовать. Зайти с ним в кофейню. Выпить по чашке капучино. В кофейне шибко не разъешься, а мальчишка явно голодный – судя по тому, как промокла его куртка и джинсы, он давно бродит по улицам. Значит, позвать его домой, на ужин. Мяса пожарить, картошки. Накормить до отвала. Коньячку плеснуть в чай, чтоб расслабился. Предложить переночевать. Не форсировать. Пусть переночует. Просто. Просто переночует!

URL
2014-02-23 в 23:04 

Господи Боже, да Марк был готов спать на кухонном половичке, лишь бы мальчишка пришёл к нему домой, помылся в его душе, надел его футболку и улёгся в его постель!

Как Красная Шапочка… Нет, Машенька у медведей!

Потерпеть. Подождать. Приручить. Подружиться.

Все эти мысли бессвязно метались в голове Марка, когда пацан, вскинув ресницы, просто спросил:

– А тебя как зовут-то?

– Марк, – хрипло сказал Марк и откашлялся.

Маньяк из него и вправду был хреновый. Робкий, застенчивый…

– А меня – Дэн, – улыбнулся пацан, склонив голову к плечу.

Улыбка его была слегка вымученной, своими натянутыми нервами Марк это сразу просёк.

Что-то у этого мальчишки было сильно не в порядке, но он этого показывать не хотел.

Держался.

Молодец.


* * *
В маленькой кофейне было тепло. Марк снял свою куртку и аккуратно повесил на вешалку в виде стилизованных лосиных рогов, искоса глядя на пацана, который машинально провёл пальцами по влажным от дождя волосам.

– Ты бы тоже разделся, что ли, – проговорил он бодренько, хотя эти простые слова мгновенно заставили его вздрогнуть от возбуждения. – Куртка быстрее высохнет.

Дэн на мгновение задумался, потом серьёзно кивнул, стягивая куртку с худых плеч, и Марк взял её у него из рук, расправляя на вешалке рядом с собственной.

Мальчишка явно привык слушаться старших. Это Марку было на руку.

Может быть, его удастся уговорить… на что-то.

На что-нибудь почти что невинное.

Почти.

Под курткой у него оказалась белая футболка с надписью «Be a pirate» поперёк груди и тёмные джинсы. Футболка была продрана на плече, оттуда торчали нитки и светился треугольник золотистой кожи. Марк снова незаметно проглотил слюну и поинтересовался:

– Чего тебе мама футболку не зашьёт?

Пацан на миг коснулся длинными пальцами прорехи и беззаботно повёл плечом:

– А нету мамки.

– Ну, девчонка, – промямлил Марк.

– И девчонки нету! – Пухлые губы пацана дрогнули в улыбке. – Сам зашью, чо. Я не заметил просто. А ты… наблюдательный.

Ещё бы ему, Марку, не быть наблюдательным, Господи Боже! Да он подмечал каждую мелочь в облике мальчишки так, словно старался запомнить навеки. Трещинку на нижней губе. Слипшиеся стрелками длиннющие ресницы. Светлые прядки волос, которые в тепле начали высыхать и завиваться кудряшками.

– Я просто… – Марк откашлялся в некотором замешательстве, наконец переведя взгляд на возникшую перед их столиком улыбчивую официантку: – Два двойных капучино, пожалуйста. – Он снова глянул на пацана. – Тебя устроит, Дэн?

Ему стало любопытно, как же зовут пацана на самом деле, но спросить он не решился.

Дэн задумчиво кивнул:

– Да. Люблю пенку. – И внимательно глянул из-под ресниц на Марка, который машинально облизал губы. – Продолжай.

– Что… продолжать? – Марк недоумённо моргнул, потеряв нить этой странной беседы.

Пацан был совсем не таким простым, каким казался, внезапно понял он.

– Я сказал, что ты наблюдательный, – терпеливо объяснил Дэн и старательно устроил свои длиннющие ноги на подставке высокого стильного табурета.

Марк даже засмотрелся на эти ноги в разношенных кроссовках, а пацан невозмутимо закончил:

– Ты сказал: «Я просто…» Что?

И выжидательно умолк.

– Ну… – Марк замялся. – Я просто художник. Артер. Вот… – Он смущённо развёл руками.

Это, кстати, было сущей правдой.

– Правда? Круто! – Пацан удивлённо и уважительно улыбнулся, показывая подбородком на кожаную папку формата А3, которую Марк положил рядом с собой на свободный табурет. – Там твои рисунки? Ты что, учишься?

– На худграфе, – скупо ответил Марк, снова приходя в замешательство. Он не привык, чтобы кто-то им интересовался, а в глазищах Дэна засветился искренний интерес.

– Покажешь? – продолжал допытываться пацан, положив подбородок в ладони, а локтями упершись в стол. Марку показалось, что глаза его прямо-таки светятся. Аквамарин. Всё-таки аквамарин.

– Н-не здесь, – бормотнул Марк, неловко поёрзав, и вдруг сообразил, что этот вопрос даёт ему шанс. Он на минуту замолчал, дожидаясь, пока официантка поставит перед ними высокие кружки с капучино и наконец отчалит восвояси. А потом выпалил: – Здесь неудобно. Ну… все же смотрят.

Пацан моргнул, со вздохом кивнул и отпил кофе из своей кружки.

Марк тоже схватил кружку, сделал длинный обжигающий глоток, кое-как отдышался и, решившись, бухнул:

– Можно у меня дома посмотреть. У меня много работ. Я… рисую сколько себя помню. Всю жизнь.

Это опять была сущая правда. Марк ещё в детстве рисовал по многу часов в день, и это ему не надоедало.

Так он и объяснил пацану, продолжавшему уважительно на него смотреть, что Марку неимоверно польстило.

– Выходит, ты сам, что ли, научился всему? Ещё до универа? – Дэн покачал головой. – Нифига себе. А у меня вот только палка-палка-огуречик получается хорошо… – Он вдруг прыснул, тряхнув головой. – Руки у меня кривые для рисования.

Марк чётко осознавал, что пацан нарочно пропустил мимо ушей его приглашение зайти к нему домой и там посмотреть рисунки, но всё равно не вытерпел:

– У тебя красивые руки.

URL
2014-02-23 в 23:05 

Дэн вскинул на него глаза – Марк даже дышать перестал, – а потом, растопырив пальцы, поглядел на них, словно видел впервые, и снова заразительно фыркнул:

– Ну ты сказал! Руки как руки. Лапы даже…

Марк снова сделал длинный глоток из кружки, несколько раз вздохнул и торопливой скороговоркой пробормотал:

– Нет. Не лапы. Ты красивый. Очень. Я тебя сразу заметил… в парке… я бы хотел тебя… нарисовать, Дэн. Просто нарисовать. Ничего такого, ты не думай! – Его несло, но остановиться он не мог, раз уж начал, и поэтому продолжал, глядя в расширившиеся глаза мальчишки: – У тебя лицо такое… выразительное… и глаза… – Он беспомощно покрутил пальцами в воздухе, сам понимая, что лопочет ерунду.

– И руки, – подсказал Дэн, улыбаясь углом рта. Взгляд его стал острым и холодным.

Изучающим.

Взрослым.

– И руки, да, – упавшим голосом закончил Марк, уже понимая, что всё испортил. В горле у него встал комок.

– Знаешь что? – тихо сказал пацан, опуская глаза на полированную деревянную столешницу. – Это всё бесполезно, ты даже не старайся. Я тебе не дам.

Марк лишился дара речи и мог только немо таращиться на него.

– Ты… – пролепетал он наконец, неловко оттолкнув кружку – так, что кофе выплеснулся на стол. – Извини… Ты просто такой… такой…

Дэн снова поднял на него глаза и Марк едва не замычал от тоски, кольнувшей в самое сердце.

В глазах пацана стыла та же тоска.

– Сякой, да. Немазаный, сухой. – Верхняя губа его вздёрнулась, будто у волчонка, зажатого в угол и готовящегося к прыжку. – Но я же не виноват в этом, верно? Что я – такой. А ты… не западай на меня. Ни к чему это.

Он поднялся и сдёрнул свою куртку с вешалки.

«Поздно! Я уже запал!» – едва не заорал Марк, но лишь пошевелил пересохшими губами.

– Спасибо за кофе, – ровно проговорил Дэн. Оделся он мгновенно, как в армии, и застегнул замок куртки до самого горла. – Не ходи за мной.

– Дай мне свой номер, а? – кое-как прохрипел Марк. В глазах у него защипало, и он несколько раз сморгнул, чтобы не опозориться.

Пацан устало покачал головой, глядя на него всё так же пытливо, а потом, поколебавшись, положил перед ним бумжную салфетку с логотипом кофейни:

– У тебя есть аккаунт где-нибудь в соцсетях? С твоими работами? Запиши, где, я зайду посмотреть.

Марк поспешно пошарил в кармашке своей папки, где у него всегда лежали карандаши, фломастеры и чёрный маркер. Нацарапал свои данные на салфетке и взмолился, приподнимаясь с места:

– Напиши мне что-нибудь туда, пожалуйста! Я ничего плохого… я же просто…

Ладонь Дэна вдруг легла ему на плечо и на мгновение крепко сжала.

– Напишу, – произнёс он негромко. – Не обещаю, но постараюсь. Ты только не жди очень-то уж, ладно?

– Ла-ладно, – выдохнул Марк, понимая, что отныне будет проверять сообщения на своей странице каждые пять минут, как помешанный.

И ещё он понимал, что пацан сейчас повернётся и уйдёт – насовсем – из его грёбаной жизни, как мимолётное виденье, как гений чистой красоты… Но не представлял, как его задержать ещё хоть на чуточку, и пробормотал:
– Ты можешь прямо сейчас посмотреть мои рисунки. Здесь. Вот!

И он вывернул свою драгоценную папку прямо за столешницу, по которой расплескался его кофе, уже не думая о том, что все посетители этой забегаловки с любопытством таращатся в его сторону.

Пацан медленно брал один лист за другим, а Марк жадно смотрел не на рисунки – на его тонкое лицо, где словно отражалось всё, что тот видел: средневековые башни, парящие в поднебесье драконы, внезапно маленький дом в чаще леса, бегущая куда-то река, единорог с девчонкой рядом…

Единорогом Марк гордился. В этой вещи было что-то…

Именно на арте с единорогом пацан и задержался.

– Единорог подпускает к себе только невинных, – зачем-то объяснил Марк.

– Значит, меня не подпустит. – Губы пацана снова дрогнули в улыбке, которая не коснулась усталых глаз. – Ты рисуешь… – Он помедлил. – Как надо. По-настоящему.

Он ещё раз пересмотрел все арты, бережно сложил листы обратно в папку и безмолвно протянул её Марку, а тот так же безмолвно взял. Сердце у него колотилось быстро и болезненно.

– Я тебе маякну, – коротко сказал пацан, тряхнув головой. – Правда.

Так же коротко улыбнулся.

И пошёл к дверям.

Марк провожал его глазами, пока дверь за ним не захлопнулась. Ему показалось, что в кофейне вдруг стало темно.

Ну вот и всё.

Не давая себе раскисать, Марк снова стремительно схватил фломастер, чтобы сделать то единственное, что он мог сейчас сделать.

Он выхватил из папки и перевернул лист с одним из своих рисунков. Фломастер быстро зачиркал по бумаге – без карандашного наброска, почти без помарок. На листе постепенно возникло лицо пацана: острые скулы, чуть вздёрнутый нос, большой рот с чуть прикушенной нижней губой. и глаза в мохнатых ресницах, словно освещавшие всё вокруг.

Подошедшая со счётом официантка бесцеремонно заглянула Марку через плечо и удивлённо пробормотала:

– Похо-ож…

Марка так и передёрнуло, словно девчонка претендовала на самую суть Дэна, на него самого.

Он, не глядя на счёт, бросил на стол пару сотен, затолкал рисунок в папку и, бережно прижимая её к груди, выскочил за дверь.

Снова моросил дождь и уже начинало темнеть. Марк замахал рукой приближавшемуся такси и неловко влез в салон, стукнувшись макушкой.

Где сейчас Дэн?

Боже, ну почему он ушёл бродить по улицам один в такую пору? Неужто так испугался его, Марка, приставаний?

Вряд ли. Он точно не из пугливых.

Марк поймал себя на том, что всматривается в одинокие фигуры прохожих, ищет Дэна глазами.

Бесполезно.

Надо скорее вернуться домой, к компу, запостить арт на тот сайт, адрес которого он дал Дэну.

Пусть он быстрее откликнется.

Может быть, откликнется.

Может быть…

URL
2014-02-23 в 23:39 

Спасибо, автор! :buddy: Вы не сделали Еся таким озлобленным, язвительным, как в заявке, но, наверное. и это хорошо! Спасибо, лучи любви Вам за такого яркого, милого, сильного и упрямого Гексли со своей загадочной историей и за такого чуткого и одинокого Еся-артера, который влюбился в солнышко-Гека. :inlove: :heart:
Мне кажется, эти двое очень втимны, по крайней мере, за Еся я ручаюсь.
Я очень сильно надеюсь, что они еще встретятся, а как Вы сами думаете?

растроганный Есь-заказчик, очень довольный

URL
2014-02-24 в 00:02 

Гость, фуух, спасибо, что не отругали, потому что мне было страшно за сильный ООС Есенина по сравнению с Вашей заявкой) ну если Вам нравится, то все прекрасно! Разрешите... :bigkiss:
Я очень сильно надеюсь, что они еще встретятся, а как Вы сами думаете?
Думаю, что Гека Есь заинтересовал, и он по крайней мере, ему хотя бы напишет, а то, что Есь очень сильно "запал", это очевидно.
Спасибо еще раз за такую высокую оценку!
Ваш очень довольный автор

URL
2014-02-24 в 22:08 

автор,спасибо! хоть вы есю и не польстили,но если бы я был маньяком,я был бы таким же одиноким,робким и творческим маньяком:-D Есь-неманьяк.

URL
2014-02-24 в 22:26 

Гость в 22.08, спасибо! :heart: :friend2:

Автор

URL
2014-02-28 в 10:09 

тапочки_Ватсона
Не пой, красавица, при мне...
это хорошо и как завязка для бОльшего...и само по себе...

2014-03-01 в 16:43 

тапочки_Ватсона,
спасибо :attr:

Автор

URL
2014-03-03 в 23:48 

Братец_Лис
Здорово, пацаны, мы приветствуем вас!
ЭТО ПРО МЕНЯ!!! :4u:

2014-03-05 в 08:05 

Братец_Лис,
да вы чтооо? :-D
А.

URL
   

И. о. социофеста

главная